Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

kor

Японские оценки Транссиба

С самого начала второй мировой внимание Генштаба японской армии было приковано к СССР. В Токио пытались понять смогут ли они провести наступательную операцию против Советского Союза с решительными целями, или же, в случае неблагоприятного развития событий, отразить наступление советско-монгольских войск. При этом японские планировщики подчёркивали, что при любом варианте развития событий, ключевым фактором, на порядок превосходящим по значимости все остальные, будет оставаться пропускная способность дальневосточных железных дорог, имеющая критическое значение для РККА.  Не случайно, как только речь заходит о России, слово «Транссиб» в документах японского Генштаба употребляется буквально через строчку.

Обладая развитой агентурной сетью на Дальнем Востоке, японцы были неплохо осведомлены о реальном состоянии дел в регионе. Они знали, что несмотря на все усилия, предпринятые во время второй и третей «пятилеток», до достижения экономической независимости Дальнего Востока было ещё далеко. Из этого следовало два логичных вывода. Первый – экономическая база региона накладывает существенные ограничения на размер группировки, которую СССР может выставить против Японии. Второй, СССР ни при каких условиях не сможет использовать и без того ограниченные возможности Транссиба исключительно для переброски и снабжения войск. Забегая вперёд, отмечу, что второе предположение оказалось абсолютно верным, в пиковый с точки зрения переброски войск период июнь-август 1945 года непосредственно на транспортировку частей и соединений выделялось в июне – 387 эшелонов (23% всех перевозок), в июле -  676 эшелонов (40% всех перевозок), и в августе – 304 эшелона (18%). Естественно, что в обстановке, когда Транссиб являлся «линией жизни» от которой напрямую зависело само существование советской группировки на Дальнем Востоке, к нему было приковано повышенное внимание японской разведки.

По оценкам японского Генерального штаба максимальный объём грузоперевозок по Транссибу в военное время составлял 13 млн тонн в год из которых 9,3 млн тонн могли быть выделены на военные перевозки. Цифры были получен следующим образом: генштабисты исходили из того, что максимальная суточная пропускная способность к Востоку от Карымского – 54 состава летом и 51 – зимой, грузоподъёмность одного состава оценивали в 750 тонн летом и 600 зимой. При этом пропускную способность дальневосточных железных дорог в Токио оценивали следующим образом:


Участок Мирное время Военное время
Суточная пропускная способность Максимальное количество составов в наличии Суточная пропускная способность Максимальное количество составов в наличии
Лето Зима Лето Зима
Владивосток–Хабаровск 43 38 36 49 44 41
Хабаровск–Куйбышевка 41 36 34 49 44 41
Куйбышевка–Карымское 49 44 41 51 45 43
Карымское–Улан-Удэ 51 45 43 60 54 51
Улан-Удэ–Тайшет 45 40 38 60 54 51
Тайшет–Новосибирск 60 54 51 60 54 51
Новосибирск–Омск 100 80 80 100 80 80
Максимальное число составов в наличии может меняться исходя из состояния локомотивов, обученности инженерного состава, запасов и поставок угля и воды, длины перегонов и других факторов

Помимо ограниченной пропускной способности, другим негативным стратегическая фактором называлась военная уязвимость Транссиба, который на некоторых участках проходил вплотную к границе. В частности, в качестве примера, указывалось на то, что мост через реку Большая Уссурка (тогда она называлась Иман), находился всего в четырёх километрах от позиций японской тяжёлой артиллерии под Хутоу.

Японцы, кстати, не оставили без внимания усилия, которые руководство СССР предпринимало для преодоления сложившейся ситуации. В частности, в 1939 году они зафиксировали начало строительство БАМа, которое по их оценкам должно было быть завершено в 1945 году, если бы в июне 1941 года не началась Великая Отечественная война.

И о главном. Какие же выводы сделали в Генштабе императорской армии в связи с вышеуказанными данными? По мнению японских военных, с учётом имеющихся складских запасов, ресурсной базы и мощности дальневосточных предприятий, СССР был способен развернуть и снабжать на против них группировку в составе 55-60 дивизий, т.е. не более 700 тысяч человек. 9 августа 1945 года по Квантунской армии ударила советская группировка численностью 1,5 млн человек с 3 704 танками, 1 852 САУ, 3 889 самолётами при поддержке более 16 тысяч орудий и 11 тысяч миномётов. А вот каким образом СССР удалось собрать столь мощный ударный кулак, я расскажу в следующий раз.
kor

Письмо Ли Сын Мана А.А.Громыко

Отношение первого Президента Республики Корея к СССР достаточно хорошо известно. Однако непримиримым антикоммунистом, готовым бороться с СССР до последнего корейского американского солдата он стал не сразу. В марте 1945 года, когда дальнейшая судьба Кореи ещё не была определена, а РККА добивала остатки Вермахта на Западе, одновременно наращивая свои возможности на Дальнем Востоке, неизвестный тогда ещё практически никому руководитель «группы свободных корейцев» доктор Ли Сын Ман направляет письмо Послу СССР в Вашингтоне А.А.Громыко, в котором интересуется планами Советского Союза по поводу послевоенного устройства Кореи. Вот весьма любопытная выдержка из этого послания:



«Корейский народ был всегда благодарен России по многим причинам. Со времени установления дипломатических отношений, Россия честно соблюдала условия соглашений и упорно настаивала на уважении суверенных прав Кореи вплоть до Русско-Японском войны 1904 г. Когда в 1895 г. японцами была убита Королева Кореи, то Император и Наследный Принц нашли убежище в Русской Миссии в Сеуле.

Большое количество корейских эмигрантов, некоторые из которых являлись остатками расформированной Корейской Королевской Армии, партизанами армии, политическими эмигрантами и Фермерами, лишенными их земель и изгнанными из их домов, перешли сибирскую границу и обрели обещанную землю под покровительством Советского Правительства. Эти корейцы - верные граждане Советской Республики и их родственники в Корее, естественно, также являются верными друзьями России.»

В НКИД, впрочем, не сочли «политически целесообразным» отвечать на это послание, поскольку группа, представляемая Ли Сын Маном по мнению А.А.Громыко была «малочисленная и невлиятельная», однако решили взять на заметку данную организацию и ввпредь следить за ней более внимательно. Как оказалось, - не зря.
kor

Памятник воинам Советской Армии в Нампхо

Коллеги попросили сделать несколько постов по монументам советским войнам и российским захоронениям в КНДР. С удовольствием выполняю данную просьбу, благо, сам давно собирался этим заняться. А тут и повод серьезный - 70-летие освобождения Кореи советской армией. Для тех, кто не в курсе - сообщаю, воинские захоронения и памятные знаки, посвященные нашим солдатам помимо Пхеньяна находятся в городах Чондин (провинция Северная Хамгён), Раджин (ТЭЗ Расон), Нампхо, Вонсан (провинция Канвон), Хамхын (провинция ЮжнаяХамгён), Тонрим, Синыйджу, Ыйджу (Северная Пхёнан) и Хэджу (Южная Хванхэ). Монумент Освобождения в Пхеньяне, равно как и кладбище в районе Садон - места хорошо известные, благо их посещение входит в официальную программу практически всех делегаций, прибывающих в КНДР, а вот памятники, расположенные в провинции для многих настоящая Terra Incognita.

Итак, начнем, с монумента в городе центрального подчинения Нампхо. Как известно, Нампхо - крупнейший порт КНДР на Желтом море, фактически, главные морские ворота, связывающие страну с внешним миром.  Интересующий нас памятник расположен самом центре города - в парке за Музеем Революции (по левую руку, если смотреть на площадь Ким Ир Сена со стороны моря). К сожалению, мне не удалось найти точную дату и историю установки монумента, так что ждите дальнейшего обновления информации. Точно известно, что бронзовый солдат несколько раз переносился. В 2005 году Посольство России в КНДР, совместно с аппаратом Военного атташе, осуществило реконструкцию монумента, о чем свидетельствует табличка на постаменте.


Collapse )
kor

Дипломатический мундир. Что такое "белые пуговицы"?

Тут время от времени возникают все новые споры о том, правильно ли рядить "разума посланников" в мундиры, или же защищать интересы нашей родины на просторах земного шара сподручнее в штатском. Но как оказалось дипломатический мундир имеет довольно внушительную историю. Виноват во всем этом безобразии оказался Император Павел I,  который в 1799 году, за год до смерти от апоплексического удара табакеркой по голове (теперь мы знаем, что цареубийство - великий грех, а в XVIII веке люди были темные и любили нет-нет, да прихлопнуть очередного помазанника божьего) решил заняться внешним видом сотрудников Коллегии иностранных дел, и выдал Ростопчину следующий документ

Октября 1799 г. Гатчина. Государь император соизволил указать Государственной коллегии иностранных дел чиновникам носить следующий мундир: кафтан темно-зеленый, подбой того же цвета, воротник стоячий и обшлаг из черного бархата, пуговицы на одну сторону, камзол и штаны белые, пуговицы белые же с гербом российским императорским, на шляпе петлица серебряная и пуговица мундирная

Коллегия иностранных дел оказалась при этом далеко не первым ведомством, которое обзавелось форменной одеждой. В 1784 году был утвержден мундир для губернских чиновников, еще раньше форменной одеждой обзавелись чиновники горного ведомства и [барабанная дробь] Академии художеств. Однако исследователи считают именно указ Павла началом введения униформы в гражданских ведомствах. Дипломаты таким образом получили свой отличительный знак - белые пуговицы, ставшие вплоть до 1917 года неизменным атрибутом одежды работника внешнеполитического ведомства. В обиходе даже появилось выражение: "Вам стоило бы выдать белые пуговицы". Так говорили, когда хотели отметить дипломатические способности собеседника. Вот еще пример - это уже XIX век, отрывок из дневника фрейлины императрицы Анны Алексеевной Олениной:

Был Краевский, который безумно рад тому, что его приняли в Коллегию иностранных дел. Я называю его первым, потому что кроме него и Штоля, художника-флориста, я не знаю никого, кто наводил бы на меня такую скуку. Если Краевский предполагает, что белые пуговицы помогут ему добиться моего расположения, то он ошибается, ибо ни белые, ни желтые, ни зеленые, ни серые, ни красные пуговицы не заставят меня переменить мнение.

Видимо, служба в МИДе - традиционно не лучший способ добиться расположения женщины, ни в XIX, ни в XXI веке. Но это я отвлекся. А чтобы закрыть тему пуговиц, скажу лишь, что  в то время как у чиновников Министерства пуговицы оставались белыми вплоть до Революции,  с 1834 года для Генеральных консулов, Консулов, Вице-консулов и всех Консульских чинов устанавливались пуговицы «золоченые с изображением Государственного герба». Еще был интересный период с 1805 по 1809, когда вместо государственного герба на пуговицах мундира сотрудников МИДа появилась новая геральдическая композиция - щит, с вензелем Александра I, весы, ветви и мечи. Рискну предположить, что это был герб Министерства, но больше я по нему пока ничего не нашел.