kor

Сумбурное начало Сейсинской десантной операции

Десантная операция в Чхончжине, продолжавшаяся более 4 дней и ставшая самым серьезным сражением между советскими и японскими войсками на территории Кореи ещё в советское время критиковалась за слишком растянутую по времени высадку, в результате чего, в частности, десанту первого броска – разведчикам 140-го отряда В.Н.Леонова и морским пехотинцам роты автоматчиков 390-го батальона морской пехоты 13-й бригады морской пехоты И.М.Яроцкого под общим командованием начальника разведотдела ТОФ А.З.Денисина пришлось долгое время сражаться с превосходящими силами противника. Однако этим организационные сложности операции не ограничивались. Большой проблемой при планировании операции стал недостаток разведданных о Сейсине (как тогда назывался Чхончжин). Не случайно десант первого броска был фактически разведкой боем.



Против моряков-тихоокеанцев в данном случае сыграл и тот факт, что Чхончжин был очень крупным узлом морских коммуникаций. В частности, в городе был военный порт (на схеме я его отметил цифрой 1), торговый порт (2), два рыболовных порта – для крупных траулеров – 3, и мелких шхун – 4. Помимо этого был ещё и глубоководный порт металлургического завода на правом берегу реки Сусончхон, но там боевых действий не шло. 12 августа 1945 года четыре торпедных катера 1-й бригады торпедных катеров под командованием капитана 3-го ранга Сергея Петровича Кострицкого выходят на разведку в район Чхончжина, не обнаружив противника катерники решают высадится в порту и провести доразведку на суше силами экипажа одного из ТК. В 23:50 штаб флота от Кострицкого поступает донесение: «Высадился в гавани. Людей не встретил. Слышал паровозные гудки. Ждал транспорта, но не обнаружил». 13 августа в 7:00 утра усиленный равзедотряд Денисина грузится на шесть торпедных катеров под командованием капитан-лейтенанта В. И. Марковского и выходит с острова Русский в направлении Сейсина. При подходе к городу они соединяются с находившимися там четырьмя торпедными катерами Кострицкого, которые днем раньше провели разведку порта и должны были обеспечить безопасный проход катеров с десантом. В 13:38 10 торпедных катеров входят в бухту Сейсина и сразу же попадают под артиллерийский огонь, который вёлся, по всей видимости, с полуострова Комальсан. Как выяснилось позже – огонь вела батарея полевой артиллерии, однако почему японцы не открывали огня днём раньше по катерам Кострицкого, мне пока не понятно. По всей вероятности, 12-го числа батарея ещё не была развёрнута. Как известно из допросов пленных японцев лихорадочные мероприятия по подготовке города к обороне начались после получения сведений о захвате Красной армией северных портов Расона и Юки (тогда назывались Расин и Унги), однако эти мероприятия не отличались ни организацией, ни энергичностью.


И вот тут происходит самый драматический поворот во всей истории торпедные катера, прикрывшись завесой, уходят из-под обстрела, но в итоге оказываются сильно западнее первоначального места высадки и десантируются в рыбном порту. Самое неприятное в этой ситуации – это то, что разведчики оказались фактически вне зоны десантной операции. Насколько далеко оказались десантники можно наглядно предстваить по приведённой схеме, где я выделил синим пунктиром местность, которая была на картах, по которым действовали командиры первого и второго эшелона десанта – 355-го отдельного батальона и 13-й бригады морской пехоты.


Тем не менее, будучи начальником разведотдела А.З.Денисин, безусловно, располагал большей информацией, чем командиры подразделений морской пехоты. Он быстро понимает, где произошла высадка и принимает логичное решение – захватить железнодорожный и автомобильный мосты через Сусончхон и тем самым отрезать город от расположенных в Ранане сил 17-го фронта. Однако Денисин, исходя из данных Кострицкого, считает, что в порту японских сил нет и направляет два взвода под командованием ст. лейтенанта Ю.К.Мухаметова вдоль железной дороги в сторону порта с задачей удерживать плацдарм до прибытия первого эшелона десанта.  Хорошо подготовленные бойцы Леонова без особого труда сбили японские заслоны и смогли захватить мосты, однако и Леонов и Денисин понимали, что удержать их десантникам, вооружённым только лёгким стрелковым оружием было крайне сложно. А японцы, отойдя от вызванного внезапным десантом шока, выяснили, что советские силы в городе крайне малочисленны и, подтянув свой главный козырь - сводный полк офицеров и курсантов Рананского пехотного училища, с рассветом 14 августа перешли в контратаку.


С этого момента отклонение от изначального плана начинало играть против десантников первого броска. Командование ТОФ не хуже Денисина понимало, что необходимо срочно повысить огневую мощь советских сил в городе, поэтому ещё 13 августа в 8:45 Юмашев отдаёт приказ командиру Хасанского сектора береговой обороны подготовить пулемётную роту 62-го пулемётного батальона ХСБО, которая на 6 катерах ( три – Г-5 и три А-1) под командованием капитана 3-го ранга Л.Н.Пантелеева должна быть переброшена в Сейсин и поступить в подчинение находящегося там полковника Денисина. Уже в 13:20 пулемётная рота под командованием лейтенанта Л. С. Мальцева в составе 80 человек (7 офицеров, 18 сержантов и 55 рядовых) грузится на катера и отбывает в Чхончжин. На подходе к бухте их также встречает капитан 3-го ранга С.П.Кострицкий, который сообщает о результатах проведённой им ранее разведки, после чего катерники приступают к высадке десанта. Однако пулемётчики Мальцева, в отличие от разведчиков, высаживаются именно там, где это и предполагалось изначальным планом – в торговом порту. И равно как и катерники Кострицкого, пулемётчики не встретили никакого сопротивления.


Естественно, что из порта они никак не могут помочь отряду Денисина, ведущему бои за мосты через реку Сусончхон. Кроме того, пульрота в отличие от разведотряда не была оснащена радиостанцией и не могла не установить связь с Денисиным, ни установить местоположение десанта первого броска. А, напомню, именно это им и предписывалось сделать, согласно боевому приказу. И пока Мальцев пытался разобраться в обстановке происходит история, характерная скорее для 1941, нежели 1945 года.


В расположение пульроты приходит боец из отряда Мухамтова, который двигаясь воль путей натолкнулся в районе желехнодорожного вокзала на прибывавшие из Расона эшелоны и был разбит. Часть сил отошла назад к мостам, а часть, включая вышеупомянутого бойца, была рассеяна. Морпех, в свою очередь, сообщает Мальцеву, что весь отряд Денисина уничтожен. Эта информация толкает командира пульроты на неправильные действия. Вот как это описывает генерал-лейтенант С.И.Кабанов, по горчим следам изучавший дейсвтия Чхончжинского десанта: «Такая страшная весть толкнула Мальцева на неправильное, хотя и понятное, решение: покинуть порт и наступать на противника, которого перед фронтом роты и не было. Мальцев, думаю, не поверил в гибель всего отряда, он решил искать оставшихся и разделил свою роту для этой цели на две группы — по три пулеметных взвода в каждой. Вот это и стало ошибкой. Надо было искать связи с Денисиным, но не всей ротой, а мелкими разведывательными группами». В итоге, обладавшая большой огневой мощью, но малой маневренностью пульрота, разойдясь веером, втянулась в городскую застройку. Пулемётные взводы потеряли связь между собой, оказались в окружении и понесли большие потери. Однако утверждения о том, что рота была полностью уничтожена, иногда встречающиеся в мемуарной литературе не соответствуют действительности. Разбиты были два из трёх взводов левофланговой полуроты, в то время как третий, сохранив матчасть, смог выйти к отряду Денисина, а правофланговой полуроте в итоге с потерями удалось закрепиться на высоте в северо-восточной части города и дождаться высадки 355-го батальона морской пехоты.


Подводя итоги первого дня боёв за Чхончжин можно сделать следующие выводы. Планирование и осуществление операции имело ряд недостатков, вызванных как объективными, так и субъективными факторами (о них стоит поговорить отдельно, но это в следующий раз). Во-первых, у флота явно было определённое «головокружение от успехов», вызванное бескровным захватом Расона и Унги, поэтому вопросы оперативного наращивания сил и средств в случае сопротивления не были отработаны. Во-вторых, решение Юмашева лично командовать десантом внесло свою толику дезорганизации, поскольку в итоге непосредственно в районе операции не оказалось командира, которому подчинялись бы все, высаженные в городе силы. Как результат, высадившийся 14 августа батальон Бараболько фактически начал операцию по захвату города с «чистого листа». Тем не менее, я остаюсь при своём мнении, что само по себе решение на высадку было верное, поскольку именно быстрый захват Чхончжина обеспечил высокие темпы продвижения в Корее, лишившие в итоге 17-й фронт возможности организовать сопротивление наступающей Красной армии на выгодных позициях.

kor

Японские оценки Транссиба

С самого начала второй мировой внимание Генштаба японской армии было приковано к СССР. В Токио пытались понять смогут ли они провести наступательную операцию против Советского Союза с решительными целями, или же, в случае неблагоприятного развития событий, отразить наступление советско-монгольских войск. При этом японские планировщики подчёркивали, что при любом варианте развития событий, ключевым фактором, на порядок превосходящим по значимости все остальные, будет оставаться пропускная способность дальневосточных железных дорог, имеющая критическое значение для РККА.  Не случайно, как только речь заходит о России, слово «Транссиб» в документах японского Генштаба употребляется буквально через строчку.

Обладая развитой агентурной сетью на Дальнем Востоке, японцы были неплохо осведомлены о реальном состоянии дел в регионе. Они знали, что несмотря на все усилия, предпринятые во время второй и третей «пятилеток», до достижения экономической независимости Дальнего Востока было ещё далеко. Из этого следовало два логичных вывода. Первый – экономическая база региона накладывает существенные ограничения на размер группировки, которую СССР может выставить против Японии. Второй, СССР ни при каких условиях не сможет использовать и без того ограниченные возможности Транссиба исключительно для переброски и снабжения войск. Забегая вперёд, отмечу, что второе предположение оказалось абсолютно верным, в пиковый с точки зрения переброски войск период июнь-август 1945 года непосредственно на транспортировку частей и соединений выделялось в июне – 387 эшелонов (23% всех перевозок), в июле -  676 эшелонов (40% всех перевозок), и в августе – 304 эшелона (18%). Естественно, что в обстановке, когда Транссиб являлся «линией жизни» от которой напрямую зависело само существование советской группировки на Дальнем Востоке, к нему было приковано повышенное внимание японской разведки.

По оценкам японского Генерального штаба максимальный объём грузоперевозок по Транссибу в военное время составлял 13 млн тонн в год из которых 9,3 млн тонн могли быть выделены на военные перевозки. Цифры были получен следующим образом: генштабисты исходили из того, что максимальная суточная пропускная способность к Востоку от Карымского – 54 состава летом и 51 – зимой, грузоподъёмность одного состава оценивали в 750 тонн летом и 600 зимой. При этом пропускную способность дальневосточных железных дорог в Токио оценивали следующим образом:


Участок Мирное время Военное время
Суточная пропускная способность Максимальное количество составов в наличии Суточная пропускная способность Максимальное количество составов в наличии
Лето Зима Лето Зима
Владивосток–Хабаровск 43 38 36 49 44 41
Хабаровск–Куйбышевка 41 36 34 49 44 41
Куйбышевка–Карымское 49 44 41 51 45 43
Карымское–Улан-Удэ 51 45 43 60 54 51
Улан-Удэ–Тайшет 45 40 38 60 54 51
Тайшет–Новосибирск 60 54 51 60 54 51
Новосибирск–Омск 100 80 80 100 80 80
Максимальное число составов в наличии может меняться исходя из состояния локомотивов, обученности инженерного состава, запасов и поставок угля и воды, длины перегонов и других факторов

Помимо ограниченной пропускной способности, другим негативным стратегическая фактором называлась военная уязвимость Транссиба, который на некоторых участках проходил вплотную к границе. В частности, в качестве примера, указывалось на то, что мост через реку Большая Уссурка (тогда она называлась Иман), находился всего в четырёх километрах от позиций японской тяжёлой артиллерии под Хутоу.

Японцы, кстати, не оставили без внимания усилия, которые руководство СССР предпринимало для преодоления сложившейся ситуации. В частности, в 1939 году они зафиксировали начало строительство БАМа, которое по их оценкам должно было быть завершено в 1945 году, если бы в июне 1941 года не началась Великая Отечественная война.

И о главном. Какие же выводы сделали в Генштабе императорской армии в связи с вышеуказанными данными? По мнению японских военных, с учётом имеющихся складских запасов, ресурсной базы и мощности дальневосточных предприятий, СССР был способен развернуть и снабжать на против них группировку в составе 55-60 дивизий, т.е. не более 700 тысяч человек. 9 августа 1945 года по Квантунской армии ударила советская группировка численностью 1,5 млн человек с 3 704 танками, 1 852 САУ, 3 889 самолётами при поддержке более 16 тысяч орудий и 11 тысяч миномётов. А вот каким образом СССР удалось собрать столь мощный ударный кулак, я расскажу в следующий раз.
kor

Письмо Ли Сын Мана А.А.Громыко

Отношение первого Президента Республики Корея к СССР достаточно хорошо известно. Однако непримиримым антикоммунистом, готовым бороться с СССР до последнего корейского американского солдата он стал не сразу. В марте 1945 года, когда дальнейшая судьба Кореи ещё не была определена, а РККА добивала остатки Вермахта на Западе, одновременно наращивая свои возможности на Дальнем Востоке, неизвестный тогда ещё практически никому руководитель «группы свободных корейцев» доктор Ли Сын Ман направляет письмо Послу СССР в Вашингтоне А.А.Громыко, в котором интересуется планами Советского Союза по поводу послевоенного устройства Кореи. Вот весьма любопытная выдержка из этого послания:



«Корейский народ был всегда благодарен России по многим причинам. Со времени установления дипломатических отношений, Россия честно соблюдала условия соглашений и упорно настаивала на уважении суверенных прав Кореи вплоть до Русско-Японском войны 1904 г. Когда в 1895 г. японцами была убита Королева Кореи, то Император и Наследный Принц нашли убежище в Русской Миссии в Сеуле.

Большое количество корейских эмигрантов, некоторые из которых являлись остатками расформированной Корейской Королевской Армии, партизанами армии, политическими эмигрантами и Фермерами, лишенными их земель и изгнанными из их домов, перешли сибирскую границу и обрели обещанную землю под покровительством Советского Правительства. Эти корейцы - верные граждане Советской Республики и их родственники в Корее, естественно, также являются верными друзьями России.»

В НКИД, впрочем, не сочли «политически целесообразным» отвечать на это послание, поскольку группа, представляемая Ли Сын Маном по мнению А.А.Громыко была «малочисленная и невлиятельная», однако решили взять на заметку данную организацию и ввпредь следить за ней более внимательно. Как оказалось, - не зря.
kor

Памятник воинам Советской Армии в Нампхо

Коллеги попросили сделать несколько постов по монументам советским войнам и российским захоронениям в КНДР. С удовольствием выполняю данную просьбу, благо, сам давно собирался этим заняться. А тут и повод серьезный - 70-летие освобождения Кореи советской армией. Для тех, кто не в курсе - сообщаю, воинские захоронения и памятные знаки, посвященные нашим солдатам помимо Пхеньяна находятся в городах Чондин (провинция Северная Хамгён), Раджин (ТЭЗ Расон), Нампхо, Вонсан (провинция Канвон), Хамхын (провинция ЮжнаяХамгён), Тонрим, Синыйджу, Ыйджу (Северная Пхёнан) и Хэджу (Южная Хванхэ). Монумент Освобождения в Пхеньяне, равно как и кладбище в районе Садон - места хорошо известные, благо их посещение входит в официальную программу практически всех делегаций, прибывающих в КНДР, а вот памятники, расположенные в провинции для многих настоящая Terra Incognita.

Итак, начнем, с монумента в городе центрального подчинения Нампхо. Как известно, Нампхо - крупнейший порт КНДР на Желтом море, фактически, главные морские ворота, связывающие страну с внешним миром.  Интересующий нас памятник расположен самом центре города - в парке за Музеем Революции (по левую руку, если смотреть на площадь Ким Ир Сена со стороны моря). К сожалению, мне не удалось найти точную дату и историю установки монумента, так что ждите дальнейшего обновления информации. Точно известно, что бронзовый солдат несколько раз переносился. В 2005 году Посольство России в КНДР, совместно с аппаратом Военного атташе, осуществило реконструкцию монумента, о чем свидетельствует табличка на постаменте.


Collapse )
kor

Дипломатический мундир. Что такое "белые пуговицы"?

Тут время от времени возникают все новые споры о том, правильно ли рядить "разума посланников" в мундиры, или же защищать интересы нашей родины на просторах земного шара сподручнее в штатском. Но как оказалось дипломатический мундир имеет довольно внушительную историю. Виноват во всем этом безобразии оказался Император Павел I,  который в 1799 году, за год до смерти от апоплексического удара табакеркой по голове (теперь мы знаем, что цареубийство - великий грех, а в XVIII веке люди были темные и любили нет-нет, да прихлопнуть очередного помазанника божьего) решил заняться внешним видом сотрудников Коллегии иностранных дел, и выдал Ростопчину следующий документ

Октября 1799 г. Гатчина. Государь император соизволил указать Государственной коллегии иностранных дел чиновникам носить следующий мундир: кафтан темно-зеленый, подбой того же цвета, воротник стоячий и обшлаг из черного бархата, пуговицы на одну сторону, камзол и штаны белые, пуговицы белые же с гербом российским императорским, на шляпе петлица серебряная и пуговица мундирная

Коллегия иностранных дел оказалась при этом далеко не первым ведомством, которое обзавелось форменной одеждой. В 1784 году был утвержден мундир для губернских чиновников, еще раньше форменной одеждой обзавелись чиновники горного ведомства и [барабанная дробь] Академии художеств. Однако исследователи считают именно указ Павла началом введения униформы в гражданских ведомствах. Дипломаты таким образом получили свой отличительный знак - белые пуговицы, ставшие вплоть до 1917 года неизменным атрибутом одежды работника внешнеполитического ведомства. В обиходе даже появилось выражение: "Вам стоило бы выдать белые пуговицы". Так говорили, когда хотели отметить дипломатические способности собеседника. Вот еще пример - это уже XIX век, отрывок из дневника фрейлины императрицы Анны Алексеевной Олениной:

Был Краевский, который безумно рад тому, что его приняли в Коллегию иностранных дел. Я называю его первым, потому что кроме него и Штоля, художника-флориста, я не знаю никого, кто наводил бы на меня такую скуку. Если Краевский предполагает, что белые пуговицы помогут ему добиться моего расположения, то он ошибается, ибо ни белые, ни желтые, ни зеленые, ни серые, ни красные пуговицы не заставят меня переменить мнение.

Видимо, служба в МИДе - традиционно не лучший способ добиться расположения женщины, ни в XIX, ни в XXI веке. Но это я отвлекся. А чтобы закрыть тему пуговиц, скажу лишь, что  в то время как у чиновников Министерства пуговицы оставались белыми вплоть до Революции,  с 1834 года для Генеральных консулов, Консулов, Вице-консулов и всех Консульских чинов устанавливались пуговицы «золоченые с изображением Государственного герба». Еще был интересный период с 1805 по 1809, когда вместо государственного герба на пуговицах мундира сотрудников МИДа появилась новая геральдическая композиция - щит, с вензелем Александра I, весы, ветви и мечи. Рискну предположить, что это был герб Министерства, но больше я по нему пока ничего не нашел.


kor

9 мая в Пхеньяне.

Выдалась свободная минутка и решил выложить фотографии с Дня победы. Думаю, многим будет интересно посмотреть, как у нас отмечается День Победы.   Все фотографии кликабельны. 

1. Монумент Освобождения.



Collapse )




kor

Интервью Посла России в КНДР В.Е.Сухинина

Рекомендую всем, кто интересуется корейской проблематикой. Лучше специалиста чем В.Е.Сухинин найти трудно, так что пользуйтесь, ибо в сети он публикуется крайне редко.

ИНТЕРВЬЮ ЧРЕЗВЫЧАЙНОГО И ПОЛНОМОЧНОГО ПОСЛА РОССИИ В КНДР В.Е.СУХИНИНА ИНФОРМАЦИОННОМУ АГЕНТСТВУ «ИНТЕРФАКС»



– Валерий Евгеньевич, у России, равно как и у Китая, всегда были тесные, доверительные отношения с КНДР. Сохранились ли они таковыми после смены руководства в этой стране?

– Россия и КНДР – соседние государства, имеющие длительную историю отношений дружбы, сотрудничества и добрососедства. Хотя, как и между любыми другими партнерами, в этих отношениях были свои взлеты и падения, но они никогда не скатывались до враждебности или, тем более, вооруженных конфликтов.
После обмена визитами на высшем уровне в начале «нулевых» годов наши отношения заметно активизировались в различных сферах. Новый импульс им дал саммит в Улан-Удэ в августе прошлого года между президентом Д.А.Медведевым и председателем Государственного комитета обороны КНДР Ким Чен Иром. Стороны договорились о реализации ряда интересных проектов.
Все эти договоренности остаются в силе и после безвременной кончины прежнего лидера КНДР в декабре прошлого года. Работа по их претворению в жизнь не прерывалась.  

Collapse )
kor

О санкциях. Взгляд изнутри.

Есть такая интересная контора в американском Минфине, называется Office of Foreign Assets Control, что на русский переводится как Департамент по контролю над зарубежными активами. Как видно из названия данная структура  занимается совершенно определённым видом деятельности: раньше это называлось экономическое удушение неугодных Вашингтону стран, теперь политкорректно зовётся борьбой с мировым терроризмом, распространением оружия массового поражения и отмыванием денег. Суть от этого не меняется, основная задача OFAC  неизменна с момента его основания в 1820 году – борьба с врагами США экономическими средствами.

КНДР, как известно, враг США и враг давний, так что давят её в экономической сфере довольно методично и самое главное эффективно.  Можно долго рассуждать о причинах изоляции КНДР винить в этом руководство страны, идеологию и т.д. Но при этом стоит задуматься над одним простым вопросом – как может быть вовлечено в мировую экономику государство, которое просто не может совершать никакие банковские транзакции?

Любой, абсолютно любой, долларовый перевод из КНДР будет тотчас же арестован и в лучшем случае возвращён в банк отправитель. Это медицинский факт. Можете внимательно прочитать обе санкционные резолюции по КНДР – там ничего этого нет, есть пункт о недопущении транзакций, связанных с закупкой запрещённых резолюцией предметов, но о тотальном запрете на какие бы то ни было расчёты с КНДР там ничего нет, да и быть не могло. У нас гуманизм-с, знаете ли. Но загвоздка в том, что большая часть международных расчётов осуществляется в долларах, а это национальная валюта не мирового сообщества, а вполне конкретной страны – Соединённых Штатов. И им достаточно применять всего лишь внутренне законодательство, чтобы надёжно загнать КНДР в финансовую изоляцию.

Цели у США вполне определённые – естественно это не недопущение распространения ядерного оружия, а экономическая изоляция страны и расшатывание социально-политической обстановки внутри КНДР, иначе трудно понять предназначение буквально тотальных санкции, применяемых ими в одностороннем порядке против Пхеньяна. И вот тут-то и выступает на сцену OFAC. Действительность она несколько не такая как видится некоторым товарищам пересмотревшим телевизор и перечитавшихся иносми, в действительности достаточно даже не окрика, а легкого намёка из Минфина США, чтобы практически любая сколь угодно негосударственная из сколь угодно суверенной страны компания тот час же отдала под козырёк и прекратила всяческие контакты с КНДР. За 5 лет, что я тут нахожусь, такую ситуацию видел ни раз и ни два.

Последний случай, вообще удивил, теперь уже крупнейший датский банк отказывается принимать наши переводы, поскольку они оплачены через Внешторгбанк КНДР. Евровые переводы между прочим. До этого они хотя бы на постановления Еврокомиссии  ссылались, а теперь прямо написали, мол американский минфин не велит.

Да кстати, мой аккаунт в PayPal заблокировали, только за то, что вошёл в него с северокорейского IP. Когда я было заикнулся про свои дипломатических статус и незаконность подобных действий, вежливо намекнули, что против меня OFAC может начать персональное расследование, а всякие венские конвенции и резолюции СБ ООН их абсолютно не интересуют. Такое вот верховенство права.

Коломна

Летом, путешествуя из Петербурга Выселок в Москву и обратно, мне с супругой удалось  повидаться со своими хорошими друзьями  и посетить город Коломну,  в котором они и проживали. Коломна оказалась довольно интересным местом. С одной стороны - Подмосковье, с другой - ехать до столицы довольно-таки прилично. благодаря чему в городе сохранился небольшой налёт провинциальности, нетронутости - он больше похож на города Центральной России, чем на Подмосковье. А обилие исторических памятников сделало из Коломны весьма интересное с туристической точки зрения  место. Во всяком случае я заметил довольно пышные стада фотографов, бродящих по его окрестностям.

1. Памятник Дмитрию Донскому. Именно здесь в 1380 году Дмитрий Донской собирал своё войско.

Collapse )